Artem Achkasov (artemspec) wrote,
Artem Achkasov
artemspec

Эскимосский волк на крыше мира. Часть первая: Душанбе-Калаихум

Час ночи. Я просыпаюсь от того, что мне не хватает воздуха. Буквально разрываю на себе покрывшийся инеем спальный мешок. Ветер треплет хорошо закрепленную зеленую палатку, отчего она трещит, поет какой-то недобрый мотив. Под заиндевевшим куполом качается в такт ударам ветра взад-вперед прямоугольный светодиодный фонарь. Включаю его, распахиваю полог, надеваю высокие ботинки, покрытые коричневой пылью. На улице -10 градусов по Цельсию, ветер толкает меня куда-то в темноту, но дышать мне уже легче. На высоте почти четыре километра проблемы с дыханием во сне — не редкость. Это один из симптомов горной болезни.

Немного физических упражнений, и обратно в палатку, над которой нависло бесконечным куполом яркое, как в планетарии, звездное небо. Спальник остыл. Забираюсь в него в одежде, сняв только обувь и куртку. Оставляю полог приоткрытым, чтобы получить побольше кислорода. Прежде чем провалиться обратно в беспокойный сон, думаю — как же я оказался в этом странном месте?

Трансазиатская экспедиция Amarok — экстремальный автопробег протяженностью свыше 12 тысяч километров из Астрахани в Благовещенск, через Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизию, Монголию и Китай по следам великих русских исследователей Азии. Мушкетов, Северцев, Пржевальский… В честь путешественников получил свое имя каждый из восьми автомобилей колонны. На стекле кабины моего обновленного Volkswagen Amarok написано П. Семенов-Тян-Шанский. В роудбуке — самый сложный и опасный участок пути, из Душанбе через перевал Хабуработ, а дальше по маршруту Кулаи-хумб (Калаихум) — Хорог – Ош – Бишкек через легендарный Памирский тракт.

Дорога из Душанбе в горный Таджикистан – что любовь с первого взгляда. Начинается все словно сказка, в окружении роз, которыми уставлены центральные улицы Душанбе. Ваши движения слажены и приятны. Радуешься тому, что твой партнер совсем не требует привыкания, как будто знаком с ним всю жизнь. В городском потоке Amarok лавирует как легковушка. На отличном шоссе жму педаль в пол, под капотом с бодрящим рокотом оживает 180-ти сильный мотор с двумя турбинами. Восьмиступенчатая коробка передач незаметно перебирает передачи одна за другой, и автомобиль летит вперед. Просто сказка! Но миру, окрашенному цветом розовых стекол в роговых оправах суждено пройти испытания реальной жизнью, и уже совсем скоро. В случае с Таджикистаном речь идет о дорогах, качество которых не выдерживает никакой критики.

Довольно быстро хороший асфальт кончается, начинается узкий грейдер, на котором разъехаться со встречным «опелем» (почему-то, на них ездит весь Таджикистан) очень непросто, особенно, если с горы спускается отара овец.

\

Местные жители сморят на нашу колонну с любопытством, но дети кричат не привет, а "хэллоу"…

Короткий путь – самый интересный, но он же и самый опасный… А иногда – трагичный, о чем задумываешься на вантовом мосту через реку Сурхоб. Уникальность построенной в 1935 году конструкции (двухдисковая ферма с радиальным заполнением дисков) с пролетом длиной 120 метров меркнет перед темным прошлым.

За этот стратегический объект велись кровопролитные бои во время гражданской войны в 90-х годах прошлого века, о чем красноречиво напоминают разнокалиберные раны от пуль на опорах моста. В соседнем ущелье вокруг дороги тут и там валяются крупные гильзы… А вот взорванные танки, которые немыми памятниками той войне стояли тут и там до недавнего времени, уже продали на металлолом китайцам.

Чем ближе к перевалу Хабуработ, тем хуже дорога.

Красные песчаники, гигантские булыжники.

Рытвины. Водопады, текущие прямо через размытое полотно.

Петляя вдоль ущелья, местами покрытая красными лужами колея сужается настолько, что невозможно разъехаться со встречным автомобилем. Да что там, в некоторых местах чтобы просто выйти из автомобиля со стороны обрыва, нужно иметь крепкие нервы.

Вскоре низкое свинцовое небо заволокло тучами, зарядил дождь.

Высота перевала – 3252.8 м, но уже на двух с половиной тысячах мы упираемся в плотный снежный пояс, толщина которого растет с набором высоты.

Хорошо, что у моего Amarok – постоянный полный привод с дифференциалом типа «торсен», как у породистого внедорожника.

Для пикапов это редкость –в этом классе чаще встречается «парт-тайм».

Но есть и обратная сторона медали – у такого Amarok нет понижающей передачи. Но для подобной экспедиции, следующей хоть по убитым, но все же дорогах – невелика беда.

Даже на всесезонной резине, используя внедорожный режим трансмиссии, по глубокому насту успешно пробиваемся к вершине перевала.

Занесенная снегом автобусная остановка и застрявший микроавтобус в кювете – вот и все, что нас встречает.

Рывок троса, бедолаги на свободе. Путь через перевал короче основной дороги, на нем почти нет машин – но снег тут не чистят, и в течение почти полугода дорога не используется. С дороги, кстати, лучше не сходить — вполне можно наткнуться на мину времен войны…

Драматичный спуск в окружении бесконечно высоких, заснеженных черных скал воспринимается как происходящее в 3D кинотеатре.

По сравнению с другими пикапами этого класса, Amarok комфортен и тих, кажется, что сидишь у себя дома на диване, а не едешь по одной из самых опасных дорог в Таджикистане. По мере спуска, снег растворяется зеркалах заднего вида. Горы вновь приобретают желто-красную окраску.

Текут в теснинах горные реки.

Просвечивают сквозь облака заснеженные горные пики.

А мы едем дальше...

Вскоре мы уже в городке Калаихум на афганской границе. В кишлаках по ту сторону реки Пяндж (по ней проходит граница) в кромешной тьме светятся окошки. Ужин за большим столом на высоких стульях. На стене – гигантский портрет президента Таджикистана Эмомали Рахмона в полный рост. За окном – городской праздник. Мальчишки танцуют под веселые национальные напевы со сцены. Из беседок на углах площадки на них с завистью и опаской смотрят матери и сестры в цветных платках.

По периметру – милиционеры в форме советского образца, да военные с автоматами – в наш отель приехал на китайском «хаммере» какой-то генерал. Заглядываю за зеленые занавески мечети – и понимаю, куда с улиц делись все мужчины (включая продавца из палатки с фаст-фудом). Время молитвы. Восток – дело тонкое…

Продолжение следует. А пока предлагаю прочитать все посты из моего путешествия на Памир:

1. Эскимосский волк на крыше мира. Часть первая: Душанбе-Калаихум
2. Эскимосский волк на крыше мира. Часть вторая: Калаихум — Хорог

3. Эскимосский волк на крыше мира. Часть третья: Хорог-Мургаб

</strong>

Текст и фото — Артем Ачкасов. Автор благодарит журнал GEO Россия за организацию участия в экспедиции.

 </p>

 

Tags: amarok, e-m1, olympus, om-d, volkswagen, авто, памир, таджикистан

Recent Posts from This Journal

promo artemspec september 14, 2015 16:45 18
Buy for 30 tokens
Что такое колесный пароход? Далекое прошлое, перевернутая страница истории, запечатленная на выцветших черно-белых пленках, фильм «Волга-Волга». «Я здесь  все мели знаю…. Вот первая!»  Но в Швейцарии все по-другому. Тут настоящие пароходы по-прежнему бороздят воды Женевского озера - как и сто…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments